«Дома и стены помогают»

Так утверждает луховчанка Е.И. Жеглова, которая за несколько десятков лет душою прикипела к своему небольшому, но чистому и уютному дому. И дети-внуки пожилых родственников знают: они с большой неохотой покидают насиженные места, которые им стали навсегда родными.

В доме нас радушно встретили хозяйка Елизавета Ивановна в цветастом платке, её гостеприимная дочь Ирина и заботливая соседка Галина Королёва. Было очень приятно видеть улыбки на лицах, чистоту комнат, украшенных с поистине женским вкусом, стол, покрытый нарядной скатертью. Плавно потекла беседа о житье-бытье. Свои 90 лет Елизавета Ивановна прожила вместе со страной, её волнующими и трагическими событиями. Нам, современникам, невозможно представить, как жили люди в далёкие годы начала прошлого века. Тем более ценны рассказы о старине из уст свидетелей истории. Сразу же заинтересовал один момент. Дата рождения нашей собеседницы — 10 февраля 1926 года. Она сообщила, что появилась на свет в д. Степурино Сорокинского сельского Совета Лухского района. Но ведь тогда района как территориальной единицы не существовало. От начальника архивного отдела администрации А.Н. Захаровой мы узнали, что в 1924 году прошли мероприятия по укрупнению волостей. На территории современного района были образованы Лухская и Порздневская волости. Степурино относилось к Благовещенскому сельсовету, который вошёл в состав Лухской волости Юрьевецкого уезда. Ещё в конце 20-х годов был высказан ряд мнений о необходимой реорганизации района. Но округа и районы пришли на смену уездов позже. Часть Лухской волости вошла в состав Родниковского района Шуйского округа, часть — Вичугского, а Порздневской — Пучежского района Кинешемского округа. Вот такая интересная история нашего края шла бок о бок сначала с маленькой девочкой Лизой, затем — повзрослевшей Елизаветой.

Она стала «золотой серединкой» — третьим ребёнком в многодетной семье Сафоновых. Иван Фёдорович и Анастасия Филаретьевна поднимали на ноги сына и пятерых дочерей.

— Колхозы тогда ещё не организовали, с работой было трудно. И в 1931 году мы переехали в Вичугу, где купили домик. Но налаженный быт разрушила война. О её начале я узнала от мамы, которая пришла из церкви. Отец в это время был на работе, на фабрике имени Ногина. Через неделю он пришёл из горкома и сказал: «Я подал заявление пойти добровольцем на фронт». Папа был членом партии, и ему сразу пришла повестка о призыве. Помню, как мы с мамой провожали его. Она, роняя горькие слёзы, всё переживала, как будет одна заботиться о детях. К тому же у сестры Вали была родовая травма, восемь лет она провела в гипсе и всю жизнь — на инвалидности. Ей требовались особый уход и забота.

Ночью всем миром, с музыкой провожали мужчин. На митинге военком обращался к жёнам уходивших на фронт: «Обещаем вас не забывать, помогать вам и детям». Иван Сафонов обучался в Иванове на месячных курсах политруков, а в сентябре сообщил родным, что его отправляют на передовую. Анастасия ждала весточки от супруга, но он успел прислать лишь одно письмо, а 13 октября пришло извещение о его гибели…

— Маму тогда вызвали в райвоенкомат, я пошла вместе с ней. Военкомат находился в Тезине, мама от горя то и дело ложилась в канаву, мне приходилось её поднимать. С трудом довела её до дома. С какой горечью она переживала утрату! Повзрослев, я стала понимать её душевные муки и страдания. На войну забрали и старших брата с сестрой. Катя работала медсестрой в ленинградском госпитале. В городе вышла замуж, да там и осталась. Оба родственника вернулись с фронта, но сейчас их уже нет в живых. Когда отец ушёл на войну, дальше учиться у меня не было возможности.

Когда отец ушёл на войну, дальше учиться у меня не было возможности. Про питание тогда и говорить было нечего: получали по триста граммов хлеба, а ещё спасало то, что нам давали талоны на обед в вичугском нарпите.

В 1941-м году Лиза окончила семь классов, а в следующем поступила на десятимесячные курсы счетоводов промышленных предприятий. Но документ об их окончании получить так и не смогла, потому что директора курсов тоже призвали на фронт. В будущем девушка мечтала поступить в Кинешемский акушерский техникум, но за учёбу в качестве оплаты затребовали машину дров.

— В городе всё было порушено, разорено, голодно. Мама ушла с фабрики, и мы переехали назад в Степурино, где жила её свекровь. Мать стала завхозом в колхозе имени Кирова, а я в сентябре устроилась в Лухскую райинспектуру ЦСУ на должность статистика (нархозучёт). Вот так и начала свою трудовую деятельность.

В райсоюзе работал водителем А.И. Жеглов из Курбатихи. По дороге до посёлка Елизавета и Алексей отшагали рядышком не один десяток километров. За разговорами молодые люди обнаружили много общего и постепенно духовно сблизились. Парень трогательно ухаживал за девушкой, переносил её на руках через ручьи и топкие места. И в 1948 году над супружеской парой прозвучали торжественные звуки свадебного марша.

— Свёкор устроил для нас широкую весёлую свадьбу. Позже подрядили плотников из Вичуги и построили собственный дом. Зажили новой жизнью, стали забывать невзгоды. Ведь мой муж тоже был на фронте, где и фашистов повидал, и кровью истекал. Его серьёзно ранили и даже хотели ампутировать ногу. Но его спасла, выходила санитарка в госпитале. Алексей был замечательным тружеником, всё умел делать своими руками. А как он баловал наших дочек, Надю и Иру, и они платили ему ответной любовью!

— Помню, как мне в детстве папа говорил: «Ну-ка, Иринка, бери в руки инструмент, да сыграй нам!», — подключается к беседе дочь. — Я тогда училась игре на баяне в музыкальной школе у Рафаила Павловича Карпова.

В Центральном статистическом управлении Е.И. Жеглова отслужила двадцать один год, до февраля 1963-го. В тот период, в связи с ликвидацией района, многие его жители были освобождены от прежней работы. В начале сентября её приняли комендантом в Лухское профтехучилище № 26. Также она работала оператором на инкубаторной станции, занимались отбором цыплят для отправки в хозяйства района. Супруги Жегловы трудились под началом директора Ираиды Галактионовны Мотовой, в бригаде были оператор Юлия Успенская, сортировщица Анна Сергеевна Лаврова. 11 мая 1964-го Е.И. Жеглову приняли на работу в Лухское сельпо бухгалтером по транспорту. Здесь она отработала 15 лет, была награждена почётными грамотами. В том же году устроилась контролёром по учёту воды на Лухское коммунальное предприятие, но позже ушла по семейным обстоятельствам (болезни мужа).

— Прожили мы в любви и согласии сорок лет. А в шестьдесят восемь лет мой Алексей Иванович умер от рака. Не думала, что переживу его на столько лет, очень горевала. Вместе со мной больше шестидесяти лет жила сестра Валентина. Во все трудные периоды жизни меня поддерживали родные и близкие люди. Мы с мужем воспитали двух дочерей, одна проживает в Ленинграде, другая — в Иванове.У них уже есть дети и внуки.

Е.И. Жеглова имеет удостоверения ЦК КПРФ о награждении памятными медалями «65 лет Победы советского народа над гитлеровской Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», «90 лет Великой Октябрьской революции», «В ознаменование 130-летия со дня рождения И.В. Сталина 1879-2009 г.г.», ветерана труда, работника тыла. Она награждена медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», юбилейными в честь Победы.

Сейчас о пожилой женщине заботятся родные. Чаще всего навещает маму дочь Ирина, которая приезжает из Иванова. Прибранный родительский дом, аккуратно одетая хозяйка, порядок во дворе и на огороде, а главное — в душе. Благодаря тёплой заботе и старательному уходу дочери, Елизавета Ивановна чувствует себя хорошо, бодрится и не поддаётся унынию. Она жизнерадостна и приветлива, ведь её дни сейчас текут спокойно и размеренно, без волнений и тревог. Лишь иногда взгрустнёт по ушедшим из жизни подругам: Вере Чевакиной, Серафиме Рябиковой; об Анастасии Тюгиной, которую сын перевёз в Иваново. Но её греет мысль, что в том же посёлке, пусть и на другом краю, здравствует близкая подруга Таисья Беспалова.

— Мы от всего сердца платим маме такой же любовью и заботой, какими она всю жизнь одаривала самых близких людей. Поэтому хлопоты по дому, контроль над приёмом лекарств, покупка продуктов мне не в тягость, — делится Ирина Алексеевна. — Только очень беспокоюсь, что приходится оставлять маму одну, когда я возвращаюсь в Иваново. Но она не остаётся без присмотра. За ней приглядывает наш «добрый ангел» — соседка по улице Галя Королёва. Она всегда откликается на просьбы мамы о помощи и сама регулярно к ней заглядывает. Большое ей за это спасибо! Надеемся, что наша дорогая любимая мамочка будет радовать нас своей улыбкой, хорошим настроением, «старинными» рассказами ещё много-много лет. А мы со своей стороны постараемся сделать для этого всё возможное.

NameEmailWebsite

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*