«Красная гвоздика» — спутница любви

Как приятно приходить в гости, когда тебя встречают единодушие и общность мнений, а визави — взгляды, которые с  смотрят на мир с пониманием и мудростью прожитых лет. Буквально за день до встречи обладатели открытых и широких взглядов — супруги Смирновы из Луха принимали в свою честь поздравления и аплодисменты односельчан в День района. И повод был отнюдь не тривиальный: Владимир Александрович и Валентина Вячеславовна совместной, без малого полувековой, жизнью в полной мере были удостоены медали «За любовь и верность».

Жизнь? Её не перескажешь!

Крайний дом на Запрудной улице встречал будними хлопотами и обычным укладом любого сельского жилья. За калиткой предупреждал лаем о визитёре строгий сторож, где-то в скрытых недрах двора предполагалась кошка Шуршилла. А навстречу уже спешила хозяйка, ведя в прохладу комнат. И вот две половинки привычным движением бок о бок устраиваются на диване и образуют единое целое. В глазах читается: «Ну, спрашивай!» Но спрашивать почти не пришлось, плавная речь сама ложилась строками на чистые страницы — лишь успевай записывать! А когда рука отрывалась от журналистского блокнота, то одна на двоих судьба впитывалась на слух.

«Жизнь — её разве перескажешь, разве вспомнишь, — задумчиво покачал головой Владимир Александрович. Но память уже, торопясь, подкидывала самые значимые для человека моменты: события, волнения, радости, имена, даты. — Сам я не лухский, но местный — из Ивашкова», — подшучивает рассказчик, значит, беседа завязалась. В районный центр Володя попал ещё до школы, как говорится, «несчастье помогло». Причиной его послужил пожар на сепараторном пункте в деревне, где работал отец. В Лухе же действовал свой молокозавод, куда и перебрался Александр Афанасьевич со всей семьёй. Новоявленный первоклассник забегал к отцу на работу и с восторгом наблюдал, как крутится локомобиль.

Валентина Вячеславовна — коренная луховчанка. Её детство и юность прошли на улице Первомайская. Конечно, впервые переступив порог школы, нарядная девчушка в бантиках не думала о том, что где-то в соседнем классе скрипит мелом на доске тот самый мальчишка, что уже выбран для неё судьбой. Теперь давно и внучки переросли этот возраст, через несколько лет настанет очередь правнука.

Айда в Катин магазин!

Раскручивая нить от настоящего к прошлому, то и дело приходилось распутывать узелки. Каждый таил в себе реалии, отпечатавшиеся на страницах книги истории родного края. Перед мысленным взором разворачивался облик старинного поселения. Молодые поколения видят вокруг себя привычные лухские пейзажи, которые в отдельных местах кардинально изменились. Тот самый молокозавод стоял на месте тоже уже бывшего Дома пионеров и прилегающей к нему территории. Неподалёку действовал хлебозавод. «Как возьмёт продавец тётя Нина Воронова здоровенный широкий нож, как занесёт лезвие над…» Неужели настолько огромные буханки были, что их таким тесаком резать приходилось? «Да», — согласно кивают супруги. А глава семьи как истинный рыбак (плюс к тому охотник со стажем) «скромно» разводит руки, примерно на четверть дивана, и только выдыхает: «Во!» Рядышком располагалась ещё пара-тройка торговых точек: железно-скобяная и «Катин магазин». Почему Катин? Пожимают плечами, мол, так звали местные, а диалект прикипает навек. А во-вторых, заведовала им Катерина Богомолова — отсюда и «прозванье» магазинчика. Между ними притулился не менее популярный в народе «тяпок». А это что ещё за лавка чудес? Собеседники сначала выразительно смотрят, догадайся, мол, сама, потом потупляют взоры. «Ну, там вино на разлив продавали», — едва сдерживая улыбку, поясняет хозяйка. Догадалась: так это от слова «тяпнуть!» — и смех уже  просится наружу из всех троих. Дальше — больше: рыночная площадь служила месторасположением… очистных сооружений. В здании краеведческого музея действовал поселковый Совет, о котором речь ещё впереди. Жаль, что и поныне величайшие умы бьются над созданием машины времени, а как интересно было бы опробовать её в действии и, в первую очередь, в местных широтах.

С точностью до цифры

Память избирательна и капризна, подкидывает то, что хочет сама, и яркие вспышки воспоминаний рассыпаются осколками. Оба супруга, прекрасно разбирающиеся в цифрах, «делят» как личные, так и совместные даты, скрупулёзно подсчитывая «всё до миллиметра». «Разница у нас в два года», — торопится сообщить жена. «Нет, полтора», — поправляет муж. К тому же судьба-шутница поиграла с иными датами. Ничего, разберёмся!  Итак, В.А. Смирнов родился 21.06.1947, В.В. Смирнова 19.01.1949 года рождения. А 21.06.1969 звон бокалов звучал дважды: под марш Мендельсона и под тост за День рождения новоиспечённого молодожёна. Общая судьба насчитала им 49 лет, и в следующем году за отличный союз жизнь поставит им «5». К ней прибавить «0» — и готов полувековой юбилей! Считаем дальше. 1965 – начало работы главы семьи  каменщиком в Лухском РСУ. 1972 – год окончания заочного политехнического института по специальности инженер-строитель промышленного и гражданского строительства. Июнь 1973 – прораб в РСУ, август – главный инженер, затем начальник отдела капитального строительства и управления сельского хозяйства Лухского района. С 1983 по 1987 – старший прораб совхоза «Тимирязевский». С марта 1987 по 2018 – генеральный директор ЗАО «Лухагрострой». 1996 – звание «Почётный строитель Нечерноземагропромстроя”. 2009 — присвоение звания «Почётный гражданин Лухского муниципального района». В семейном летоисчислении календарь не раз вспыхивал красными датами. 21.03.1970 свет увидела дочь Людмила, 12.12.1974 — сын Евгений, 25.11.1980 — младший Виталий. Уже в  «копилке» цифры следующего поколения — 4 внука и внучки, и следующего — ещё одна «4» — любимая циферка, которая постоянно плюсуется — это правнук Славик.  Он с порога кричит: «Баба Валя, я писол! Я теба любу!» Какие у прабабушки добрые глаза, они лишь притворно строго вопрошают: «Наигрался? Пойдём спать». — «Неть, надо ещё полаботать!» В закутке у него имеется свой агрегат непонятного назначения — надо же мальчишке в технике разобраться! Лишь бы дом выстоял, год новоселья в нём — 1976.

Комсомольский Дед Мороз

Вместе с великой страной молодые люди застали период строительства светлого будущего, озарённого комсомольскими призывами. Комсомол для тысяч и тысяч людей был юностью, новым движением, временем свершений. В организацию принимали юношей и девушек в возрасте от 14 до 28 лет, и самые активные, инициативные становились лидерами и увлекали за собой молодёжь. Среди них и Володя с Валей. Он — секретарь комсомольской организации в РСУ, она — завсегдатай всех общественных мероприятий. Учились в одной школе, пересекались на различных мероприятиях, не предвидя своего будущего.

А свела их вместе «Красная гвоздика». Для тех, кто не знает-не помнит: в данном контексте это вовсе не букет пламенных цветов, а молодёжный фестиваль патриотической песни в СССР. Он проходил под эгидой советского идеала жизни и девизом: «Красная гвоздика» собирает друзей». Первый международный фестиваль молодёжной песни состоялся в Сочи в 1967. И лухские комсомольцы присоединялись к своим далёким друзьям. Под сводами здания бывшей столовой на улице Горького молодёжь дружно распевала строки одноимённой песни о цветке «отваги и надежды, героев первых красных зорь. Как весть мечты, как знак свободы друзей к друзьям она звала».

Дни молодости, заполненные до отказа, пролетали в мгновения. «В двухэтажном доме внизу  располагался райком комсомола, наверху — партийные кабинеты и библиотека. Заводилами в нашей среде были Гриша Жуков, Володя Кабанов, с которыми мы были на выдумку горазды». С лучшим другом Сашей Мошкиным накануне Нового года раскручивали прямо на полу рулон обоев. На него ложился Александр, а Владимир обводил его силуэт по контуру. Получалось здорово и быстро: потом вешали «плакат» на стену, оформляли, приклеивали шапку, бороду — и готов Дед Мороз в полный рост!

Первые из династии

Но молодые люди не только интересно проводили время. С малых лет пример родителей, закалка бытом открывали широкую трудовую дорогу. Владимир  шагает по ней с ранней юности, дойдя уже до 52-й отметки стажа. Строительство — его выбор, призвание, жизнь. Брат Виталий имеет медаль — чем не пример, хотя с Владимира началась строительная династия. Всесоюзный заочный политехнический институт распахнул двери перед смышлённым деревенским парнем. Курс “политеха” — промышленно-гражданское строительсто поддавалось его упорству. Да и в отличие от других у него полученная до того практика подтверждалась теорией. На «гражданке» мелькали специальности и должности — от простого каменщика — до руководящих постов.  Даже уходя в армию, он успел оставить свой след на лухской земле — возвести стены столовой под крышу, которую уже покрывали без него. Мозолистые руки и во сне «клали кирпич, акуратно орудуя мастерком». От родной земли оторвала его далёкая незнакомая Даурия  на границе с Монголией. Улыбаюсь: «Не в стройбат, случайно?» Улыбка в ответ? «В пехоту. И попал бы (капитан из стройбата со мной в “политехе” учился), но не успел, уехал отпуск, а там — и «гражданка».

Руками своими,его подчинённых, коллег смонировано, демонтировано, отремонтировано столько объектов, что не хватит пальцев на тех самых руках: по всему району, в Родниках, Вичуге — здания, технические сооружения,  мосты… Один из крупных заказов —  больница в бывшем детском доме, где поначалу противогазы приходилось надевать… Занятые «выше крыши» в прежние годы, сейчас работники  строительной сферы, почти все имеющие стаж более 30 лет, остались не у дел. Но капитан последним уходит с корабля, вслед за надеждой, с багажом знаний, опыта, связей, историй, случаев. И 12 августа с полным правом, заслуженным полувековым с гаком рабочим стажем, «главный строитель района» встречал профессиональный праздник рядом с продолжателями династии: младшим сыном, выпускником ИГАСА, зятем ; не раз выручали профессиональные советы старшего сына, получившего диплом Московского юридического института. А на житейские советы богаты самые родные женщины — жена и дочь, у которой за плечами ИвГУ. Последнее слово, по-мужски строгое и по-отечески мягкое, остаётся за дедушкой и в отношениях с внуками. Такое же однажды услышала супруга. «Почему решились на троих детей? Папа сказал: «Будет трое!» И то ведь сказать, в его семье было трое сыновей, а в нашей — три дочери».

А нам всего по 20 лет!

Символично, что юность четы озарена красной гвоздикой. По-латински её название звучит как «Dianthus» — божественный цветок, символ любви, цветок Зевса. Такого сильного и самодостаточного, как глава семьи, такого же красивого, как единственная и неповторимая для него женщина, которая вот уже полвека рядом. Гвоздику почитают во всём мире. В Древнем Риме она — награда победителям, во Франции — олицетворение революции, смелости и бунтарства, в Америке — символ материнства, в Испании — цветочной феерии. В полной мере это присуще и семье Смирновых — от «фрондёрской» молодости до современных цветочных клумб — страстного увлечения хозяйки. По окнам — сортовые фиалки, снаружи — буйство красок. «Некоторые уже отцветают, — сетует садовница. — Не могу жить без цветов. Мои мужчины солидарны с этим занятием». Надо же, пушистые шапки пестреют даже между кочанами капусты! «Это не цветы-лютики в капусте, а капуста в цветах!» — ответствует хозяин. Мужская забота — заполнение самодельного погреба, гордости хозяина. А отдохнуть от трудов праведных можно, например, кому на охоте, кому на… «девишнике». «С девчонками-одноклассницами собрались на встречу и смеёмся: «Нам по семьдесят? Да в душе двадцать!» — легко смеётся рассказчица. И словно бесследно исчезает полсотни лет. Интересно, если бы судьба подарила человечеству шанс повторить всё заново, каков процент она бы насчитала? Заново — студенческие годы в Плёсском         сельскохозяйственном техникуме. Заново — 20 лет в должности кассира, бухгалтера Лухского райпромкомбината. Позже — главбуха на станции по борьбе с болезнями животных и растений. Заново — вить однокомнатное гнёздышко на Мира, когда под сердцем бьётся маленькое сердечко, а потом на руках   плачет первенец. Заново — бессонные ночи у детских кроваток. Заново — женсовет подъезда, соседи, порой, роднее родных: тёзка — Володя Смирнов, за смуглость прозванный Цыганом, другая тёзка — Валя Воронова — Снегурочка, что так смешно изображала подвыпившего мужа — просто «театр одного актёра». Заново — новый дом на Запрудной, на который собирали всем миром, а потом три года раздавали долги. Да, наверное, ни о чём не пожалеешь, когда рядом есть тот единственный и та неповторимая, чей союз один на двоих. Когда ты продолжаешься, повторяешься, меняешься в следующих поколениях. Когда жизнь не проходит мимо, а обязательно “заглянет на огонёк”. Здесь, как в сказке, напоят-накормят, а в баньке, бывало, 11-14 человек за вечер  по очереди поправят своё здоровье, и, отдуваясь, — в дом: «У бабы Вали всегда блины есть. Как хорошо!» И уже опустела 3-литровая кастрюля с опарой, а у взрослых — тарелки с самолепными-великолепными пельмешами.

Медаль за чувство

На щеках хозяйки  вспыхивает алый румянец,  подобный цветку юности. «Женихи за мной со школы вились, — с затаённой женской гордостью поясняет вторая половинка, — зато Володя меня целых три года уговаривал, не отступился. Из всех его подарков больше всего запомнились белые туфельки-лодочки на шпильке. Здесь таких было не купить, а он расстарался! Да ещё помню колье на именины». Роспись состоялась в День рождения «новорождённого молодожёна», 21 июля 1969 года, а свадьба — 5 июля. Шли до поселкового Совета пешком, с Сашей Московкиным — свидетелем, Витей Фирсовым, а из всех окон строчевышивальной фабрики счастливую пару провожали любопытные взгляды. И вот — торжественный момент. Председатель Поссовета Александр Николаевич Ежов занёс над документом руку с печатью и вдруг… замер, как громом поражённый: на штампе чернела надпись «Развёден». По закону примет сработало наоборот, и первый свадебный тост под «Столичную» был совсем за другое. Переплетение обручальных колец из мягкого металла твёрдо держит их на земле. Как сладки воспоминания… Овеяны любимыми песнями молодости, что и по сей день «крутятся» на языке: «Крутят они, стараясь, вертят земную ось», «А ты люби её, свою девчонку, …а ты лети за нею на край света» — от таких же, как и они тогда, «Весёлых ребят».

…И вновь звучит один на двоих ритм сердца, такого же яркого и горячего, как цветок их супружеского счастья. И оттеняет его содружество белых лепестков другого цветка, ромашки, что в этом году расцвела на медалях «За любовь и верность»:  одной большой — на двоих и  двух отдельных — на каждого. Их общее горячее сердце вмещает столько любви, супружеской, родительской, что её хватит до платинового юбилея. А второе название 100-летней свадьбы — «красная», и это самая лучшая ассоциация!

Взгляни, мой друг, земля в расцвете.

Живёт, живёт цветок огня —

Тот, что дороже всех на свете

И для тебя, и для меня.

Е. Чевакина. Фото автора и из семейного архива Смирновых

NameEmailWebsite

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*