Держит нас труд на земле

Представители старшего поколения утверждают, что именно привычка к труду помогает им «держаться на плаву» жизни. Восьмой десяток разменяли две жительницы Лухского района. Они незримо связаны с судьбой своего поколения. В.А. Зайцева из д. Кузьмино отметила свой юбилей 11 мая, а С.А. Чудихина из д. Быково – 15 мая, и этот день совпал с праздничной датой – Международным днём семьи.

«Дни рождения не люблю»

Вот так с чуть смущённой улыбкой утверждает В.А. Зайцева. А ведь было их ни много ни мало – 85! Сама Вера Александровна выросла в многодетной семье, её родители поднимали на ноги семерых ребятишек. Жили они за лесом – в Гарях. Суровая им досталась доля, как и у большинства народа в те годы. А когда в сорок первом страну накрыла чёрная беда, прокормиться стало в десять раз трудней. Много горьких минут приходит на память долгожительнице. Отец на войне, брат на войне. Страницы колхозных журналов, записи,  что сохранились от сестры, пестреют фамилиями работников, а напротив них — одни лишь палочки, обозначающие трудодни. Семья лишилась мужчин, хозяев, добытчиков. Лишь скудным «пайком» отоваривала их родная земля. Нашим ровесникам и в голову не придёт, что сосновыми шишками можно разнообразить питание. Зато меню военного времени включало в себя такие блюда, как семена из сосновых шишек. Их вытрясали из чешуек, толкли и добавляли в импровизированную муку, в состав которой, кроме того, входили колоколец, те же картофельные очистки и тому подобные ингредиенты. А из отрубей с лебедой получались более-менее съедобные лепёшки. И так ели всё, что под руку попадалось. Украдкой выкапывали на полях редкие клубни мороженой картошки. А вот, например, хворост собирать почему-то было запрещено. Однажды набрали полный возок веток, а председатель отобрал «дровишки» вместе с топором и телегой. Последние атрибуты, правда, вернул горемыкам, а арестованное имущество присвоил себе.

По закону военного времени

В семейной истории Зайцевых найдутся случаи и ещё горше.

— Сестру Аню совсем молоденькой девчушкой в 16 лет послали рыть окопы за Иваново. Кормили очень плохо, несколько девчонок не выдержали и просто сбежали от голода и холода. Они прятались, но их выдал председатель. Девчат объявили дизертирами и по законам военного времени посадили в тюрьму под Кинешмой. В результате Аня вышла оттуда только через три года, в 19 лет, уже после Победы и амнистии в её честь. Она многие годы скрывала от близких этот неприглядный период своей жизни, сказав лишь, что отсидела всего три месяца.

Отец вернулся живой, а брат погиб. Здесь тоже была трагическая ситуация, о которой семья узнала от близкого родственника, и то он  раскрыл этот факт лишь на смертном одре.  Будто старший брат Веры дошёл до самого Берлина. А там озверевшие фашисты объявили, что русские солдаты посягали на немецких девушек. Отступая, немцы вызвали наугад десять пленных, среди которых был и наш земляк, и расстреляли. Это было перед самой победой.

Нянька-невеличка

— Около церкви в селе Архангельское стояла школа, куда мы бегали из Гарей. И клуб свой был. Училась четыре класса, а летом меня в няньки отдавали. Сама ещё невелика была, что по возрасту, что по росту, – улыбается и сейчас невысокая «нянька Вера», – а уже чужие родители  доверяли мне своих малышей. До сих пор вспоминаю семью конного врача Ивана Васильевича Коновалова, где я водилась с их маленькой дочкой. Взрослые были ко мне очень добры, подкармливали и давали одёжку, а то в войну у нас с сёстрами было одно платье на всех, латаное-перелатанное. Когда я чуть повзрослела, меня отправили нянькой в Вичугу. А ведь в детстве хотелось и самим ещё поиграть-порезвиться. И поскольку одежды-обуви не хватало, то мама вместо валенок шила нам варежки, которые мы одевали… на ноги. А потом валенки детишкам выписывали и выдавали нам.

Сорок два года труда

— До 1975 года в Архангельском был райцентр, у которого находились в подчинении деревень пятнадцать-двадцать. Они объединялись в колхоз «Заветы Ленина». После окончания начальной школы и работы в Вичуге я перешла в родной колхоз. Всю жизнь трудилась на ферме, пока её не закрыли. Бегали в клуб в Петельниково. Сейчас живу в Кузьмине, где раньше тоже были фермы. Почётных грамот за труд много, давали и другие награды: премии, отрезы на платье. После обносок от сестёр первое лично моё платье было для меня лучшим и самым красивым нарядом!

Моя вторая мама

Своя семья у В.А. Зайцевой не сложилась. Но, по её словам, она не одинока. «Мама Вера», «баба Вера», «тётушка Вера» – так ласково называют её любимые племянники, их дети и другие родственники. Правда, их становится всё меньше. Так, недавно ушёл в мир иной участник Великой Отечественной войны Владимир Алексеевич Зайцев, а перед тем – родные сёстры, одна за другой. Сейчас у неё гостят племянник Виктор и его дочка Надя, которые прибыли в гости к ней с Нижегородской области. Надюшка вообще приезжает в Кузьмино на все летние каникулы. Здесь тишина, приволье и зелень. А рядом – добрая и гостеприимная бабушка в хлебосольном доме. Он не бывает пуст. Даже пока мы беседовали с Верой Александровной, в доме не умолкали телефонные звонки, а потом из Рябова приехала молодёжь помогать ей сажать картошку.

— Живу не одна, – соглашается юбилярша. – Вот моя большая семья, стала им матерью вместо сестёр. Отсиживаться некогда, на мне ещё баня, грядки, а зимой – дрова. Но, как видите, у меня имеются и хорошие помощники. И хоть свои Дни рождения я не люблю, но ради любимых и любящих родственников, так и быть, устрою праздник!

С Днём большой семьи вас, дорогие юбиляры!

Е. Чевакина

NameEmailWebsite

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*